Всё об организации
и продвижении событий

Подготовка событий Интервью Концерты и шоу Площадки

Владимир Зубицкий: «В иностранном бизнесе ни один агент никогда не скажет, сколько стоит артист. Он говорит: “Делайте предложение”»

СПРАВКА:

Владимир Зубицкий — заслуженный работник культуры Российской Федерации, промоутер, занимается организацией гастролей и концертов иностранных артистов в России, руководитель компаний SAV Entertainment и «Русский Шоу Центр».

Компания SAV Entertainment — одна из старейших компаний, которой уже более 30 лет. На ее счету более 1000 крупных концертов, зрелищных акций и масштабных церемоний, таких как The Rolling Stones, U2, Guns N Roses, Depeche Mode, Metallica, Тина Тернер, Уитни Хьюстон, Sting, Sade и многие другие.

Поговорили с Владимиром Зубицким о провальных концертах в его жизни и узнали, как проходит организация самых масштабных концертов страны.

— Насколько поделен концертный рынок и есть ли туда вход? Например, человек хочет заняться организацией концертов, понятно, что не для Depeche Mode, для начала что-то другое.

— Сказать, что рынок поделен, невозможно. Существует достаточно большое количество концертных промоутерских компаний в Москве и Санкт-Петербурге: эти города в России как бы главенствуют в нашем бизнесе. 

Мы работаем на всей территории России и стран СНГ, и у нас есть очень большой партнер в Санкт-Петербурге — компания «Планета Плюс», с которой мы сотрудничаем на протяжении 15-18 лет.  

Есть некий западный тендер и предложения от промоутерских компаний. Но есть и отношения с агентами и агентствами, которые складывались годами. Сегодня наша компания — партнер и представитель в России и странах СНГ одной из главных мировых промоутерских компаний Live Nation Entertainment Inc. Для всех проектов Live Nation, которые они делают по всему миру, право первой ночи в России — у нас. 

Любой человек может предложить артиста. Например, на прошлый приезд группы Muse было 18 предложений из России, мы знали точно троих — это мы, «Мельница» и еще одна компания, а про остальные 15 мы даже не знали, кто это. 

— Кто победил?

— Так как исторически Muse в России привозило и делало агентство «Мельница», это однозначно должно было делать оно. Есть ряд больших групп, таких как Metallica и Depeche Mode, и их промоутирование не обсуждается. Это делает наша компания, их агенты даже никого не ищут. 

Долгая, многолетняя работа с агентами и агентством — всегда сложившиеся отношения. Самое главное — финансовая самодостаточность. Если агент знает промоутера, который всегда правильно все организовывает, то складываются большие отношения. 

— Есть такое выражение: крестьянина день в году кормит. Концерт — это тот самый день в году. Естественно, ему предшествует огромная работа. Вы можете описать технологический процесс: с чего все начинается? Сколько времени занимает весь цикл и как он проходит? 

— Первое и самое главное — должны быть деньги, желательно, чтобы свои. Очень сложно, когда вы работаете на заемные деньги, деньги инвестора или на деньги билетного оператора. Это все нужно отдавать. А если концерт прошел в минус? Должна быть подушка безопасности. 

Мы работаем на свои деньги и не работаем на деньги инвесторов. Никогда не брали кредитов, потому что нужно гасить еще и проценты. Наш бизнес — это бизнес пожатия рук, он зависит от погоды и от чего угодно. 

Самая главная составляющая нашего бизнеса — продажа билетов. 

Как все выстраивается? К примеру, мы захотели артиста N. Как мы его находим? В компании есть букеры (прим. ред. — Специалист, занимающийся поиском артистов), которые постоянно следят за афишами на несколько лет вперед: какие будут туры и артисты. Это плановая работа. Дальше мы делаем запрос и начинаем работать с агентом или с агентством, вступаем в переговоры, делаем предложение. Самое интересное, что если мы говорим, например, о российском рынке, то у каждого артиста есть определенная цена. Вы звоните директору, он говорит: «Стоит столько и столько». 

В иностранном бизнесе ни один агент никогда не скажет, сколько стоит артист. Он говорит: «Делайте предложение». Если ты не в этом бизнесе, ты не понимаешь, какую цену предлагать: миллион или пятьдесят тысяч. Понятно, что есть первая десятка артистов, которые стоят миллион и больше. В остальных случаях ты думаешь, считаешь и составляешь предложение, и таких предложений из России у агента достаточно много. 

Поэтому идут долгие переговоры, затем мы отправляем свои условия, если все складывается, нам высылают райдер (технический, бытовой и так далее). Работает большая инфраструктура. 

Основываясь на наших договоренностях, мы делаем смету расходов и доходов, распоясовку билетов, объявляем концерт. Но практически во всех случаях до выхода в продажу билетов мы полностью оплачиваем гонорар артисту живыми деньгами.

В последние десять лет мы не просто платим гонорар большим артистам — они находятся в доле в концерте: с ними утверждается смета расходов и доходов и все остальное. 

Дальше мы подписываем контракт, например, у нас получился 100% доход, из которого 5 или 10% получает компания промоутер, все остальное уходит артисту. Но все финансовые этапы отслеживаются, за ними следит 3 или 4 бухгалтера, которые все считают. 

Metallica

Переговорный процесс до выхода в продажу билетов занимает от 3 до 6 месяцев. Например, с Metallica мы полгода вели переговоры. 

— Откуда берутся промоутеры? Какое образование чаще всего встречается в вашей профессии и как вы пришли к этому делу?

— На самом деле, как и в любой профессии. Я, например, по образованию музыкант,  окончил музыкальное училище, Институт культуры, учился по классу ударных инструментов, много лет играл джаз, был лауреатом восьми джазовых фестивалей. 

Помимо того, что я играл, мне всегда нравилось быть администратором. Образование обязательно нужно. Например, моя партнерша по компании SAV Entertainment Надежда Соловьева окончила московский Институт иностранных языков, она вообще не музыкант, но так сложилось, что она начала работать переводчиком в театре Аллы Пугачевой, потом создала компанию SAV Entertainment. Это все личная история каждого, и сложно сказать, как к этому приходишь. 

Мне всегда нравилось все организовывать. И самое главное, то, чем я занимаюсь, мне приносит огромное моральное удовлетворение, потому что мы работаем с большими артистами. Даже те концерты, которые у нас уходят в минус, и мы становимся их спонсорами, дают возможность поработать с артистами первой величины, это интересно и очень приятно. 

Depeche Mode

— Раз уж вы заговорили, может быть, расскажете о тех концертах, которые ушли в минус? Можете вспомнить что-нибудь самое яркое? 

— В моей истории есть два концерта 2010 года, это 50 Cent и Рики Мартин. С Рики Мартином мы подписали контракт, когда у него вышла пластинка с песней «Далеко»: она не звучала только из водосточной трубы. Единственное, чего мы тогда не поняли, что стиль латинос не очень популярен в России, так же, как музыка R’n’B. 

Концерт планировался в «Олимпийском». Было продано 5 тысяч билетов из 15. Менеджмент сказал: «Он не выйдет на сцену, сделайте хоть что-нибудь». 

Тогда мы купили огромное количество темно-синей ткани, застелили ей все пустые места, потому что когда свет попадает со сцены на такую ткань, кажется, что там сидят зрители. Это все входит в работу промоутера, агент ему говорит: «Вы купили артиста, значит, он у вас популярен. Нет зрителей? Мы не поедем». В итоге Рики Мартин выступал на сцене и думал, что у него аншлаг. 

Агент сказал, что он все понял и в следующий раз предложит другой гонорар. Рики Мартин приезжал в Москву в 2017 или 2018 году, но мы сразу отказались от сотрудничества. Я знаю, что организаторы того концерта платили деньги людям, чтобы они пришли. К сожалению, есть такая вещь, как непопулярность.

А вторая история тоже 2010 года — это сотрудничество с 50 Cent. Мы просто не угадали. В «Олимпийский» было продано меньше 1000 билетов. Мы попали в ту историю, когда у него вышла неудачная пластинка, потом начались проблемы, как это у рэперов часто бывает. 

Тогда мы перенесли концерт в клуб «Бенуа» за несколько дней, зал вмещал 3 500 человек, пришлось перевозить зрителей на автобусах и раздавать пригласительные билеты. Так пришло еще 1500 человек. Мы оказались в минусе. 

— А самый прибыльный концерт можете вспомнить?

— Я скажу так: все остальные, сколько их было, 1000 концертов — хорошие :)) 

— Я не прошу цифры 🙂 Было бы удивительно, если бы самым прибыльным оказался артист, про которого не думаешь, что он самый прибыльный 🙂

Garou

— Была интересная история с первым приездом Garou (Гару — псевдоним франко-канадского музыканта, певца и актёра Пьера Гарана) в Москву, концерт проходил в Кремле. У нас сложились хорошие отношения с его агентом. Кстати, группа Deep Purple до сих пор с ним сотрудничает.

Он нас очень попросил заняться организацией. Мы подписали контракт, объявили концерт и забыли про него, а билеты продавались и продавались. И где-то дней за 15 до начала концерта мы поняли, что билетов нет. Мы очень удивились. Кремлевский зал вмещает 5,5 тысяч зрителей. Мы знали, кто такой Garou: была же раскрученная история с мюзиклом «Нотр-Дам де Пари», он пел партию Квазимодо. 

Когда я приехал на концерт, я был в шоке. Весь зал — его фанаты, Garou пел ⅔ концерта песни Джо Кокера, музыканты играли посредственно, но зал стоял с плакатами! В итоге концерт получился хорошим. Мы не ожидали 🙂

— Скажите, а вы занимаетесь только музыкальными концертами или какими-то еще смежными направлениями? Например, выступлениями популярного лектора, условного Тони Роббинса? 

— Мы этим не занимаемся. Но мы организовали первый турнир UFC — это бои без правил. Была проведена серьезная работа, год шли переговоры. Но 22,5 тысячи билетов мы продали примерно за 10-15 дней. В мире и в Европе билеты на UFC продаются еще быстрее: в течение 1-2 дней после объявления бойцов, которые будут участвовать. 

UFC, конечно, очень своеобразная вещь: у нас в «Олимпийском» люди сидели в папахах, например. 

В общем, занимаемся спортивными мероприятиями, организацией концертов классической музыки. У меня был личный контракт с Димой Хворостовским, с 2003 года мы много всего делали. Мы занимаемся не только большими артистами. Я на протяжении 20 лет организую одно из самых знаковых российских мероприятий — «Золотой граммофон» в Кремле. Мы были организаторами одного из туров ДДТ, много работали с «Океаном Эльзы». 

«Золотой граммофон», Иван Ургант и Сергей Светлаков

Делаем и небольшие события: дни рождения, свадьбы, заказники. 

— Понятно, что в шоу-бизнесе невозможно держать планку, но бывало так, что вы понимали: вот с этим артистом лучше не работать? Приходилось отказываться не по финансовым причинам? 

— Есть такие артисты, это больше касается российского рынка. У нас есть один очень большой артист, который сейчас не работает. Он очень проблематичный. Это один из самых сложных артистов, работа с ним — вырванные годы из жизни. 

— В советские годы была такая должность, как администратор, а вы промоутер. В чем различие? 

— Разница была огромная. Дело в том, что в застойные времена существовало всего несколько «компаний»: Москонцерт, Росконцерт и Союзконцерт. 

Союзконцерт — это организация, которая работала на всё СССР. Росконцерт — на Россию, Москонцерт — в Москве. Не было никаких промоутеров, эти организации получали разнарядку и отправляли артистов на гастроли, выдавая им специальные удостоверения. 

Помню, когда я был музыкантом, мы играли перед комиссией, и к нам выходил какой-нибудь дедушка из нее и говорил: «Что-то он в большой барабан бьет громко, надо им запретить выступать!». Такое было на самом деле. 

Раньше это была просто разнарядка, никто ничем не рисковал, потому что гастроли проводили на государственные деньги. Все работало, как машина. Сейчас, конечно, все по-другому. Но есть вещи, которые мы взяли на вооружение из того опыта. 

— Но были же и «левые» концерты? 

— «Левые» концерты проводились, и достаточно много администраторов в свое время сидели в тюрьме за это. То, что они тогда делали, делаем мы, и сейчас это разрешено законом. 

— Вы сам музыкант и сталкивались с огромным количеством гастролеров, они все знают ноты? Или есть самородки?

— Я не знаю, все знают ноты или нет, но играют они хорошо 🙂 Мы в основном общаемся с агентами и менеджерами. С артистами общаешься в исключительном случае, если только они сами не захотят. Так получилось, что мы много работали с группой Scorpions, они нам первыми всегда отдают предпочтение в организации концертов. Мы подружились. Я несколько раз был дома у участников, прилетал к ним, мы общаемся. Так бывает иногда. 

Scorpions

У меня были очень хорошие отношения с Джо Кокером, это очень классный дядька, просто потрясающий. Он вначале работал водопроводчиком. Я не мог его спросить, выучил он ноты или нет. Но он — суперстар 🙂 

Они все большие музыканты. 

— Известно, что в какой-то западной традиции агент артиста — очень близкий человек, которому звонят, если возникают проблемы. У вас есть такие отношения с западными артистами на время их пребывания здесь? Вы несете ответственность за них? 

— Мы несем колоссальную ответственность с того момента, когда они приезжают в Россию. Уже 15 лет все свои концерты мы страхуем: от действия третьей силы, от несостоявшегося концерта. И если что-то происходит по вине артиста, то страховка работает. 

В основном страховой случай срабатывает, когда артист болеет: возвращаются все деньги. А все расходы, которые мы потратили на нашей территории, возвращает страховая компания. Но если промоутер или компания сделали что-то неправильно, артист вправе не приехать или отказаться от концерта. 

Например, те же концерты Рики Мартина и 50 Cent — мы могли отказаться, но контракт уже был подписан. Артист приезжает, он ни в чем не виноват. Если он не приедет, концерта не будет, но мы-то должны заплатить все расходы и еще вернуть билеты зрителям. Поэтому в любой ситуации лучше провести концерт, потому что ты меньше попадешь на расходы, другого не бывает. 

— Группа The Rolling Stones в свое время обожглась на менеджере Алане Кляйне, который еще и The Beatles занимался и которых сильно «нагревал», она выстроила собственную финансовую империю, такую машину по зарабатыванию денег. Из-за такой модели финансов у The Rolling Stones нет бесплатных билетов. Известно, что когда люди работают у них на концерте — музыканты, техники — у них нет проходок. Им хорошо платят, и они могут купить билет, чтобы провести кого-то из своих. У нас же очень много контрамарок.

— Это на самом деле так, на большие концерты 2019 года — это прощальный тур KISS, Bon Jovi и Metallica — у нас нет разрешения от артиста по поводу пригласительных билетов. У нас есть небольшое количество билетов, которые мы раздаем, но это связано с рекламой и прессой. 

Хочешь пригласить кого-то — покупай. У меня друзья просят: «Дай пригласительный!». Я говорю: «Я не могу!». Вот, например, просит товарищ, а он директор магазина. Я отвечаю: «Слушай, я приду к тебе в магазин и попрошу что-нибудь. Ты мне в лучшем случае сделаешь скидку, но максимум 20%. Я готов тебе дать скидку на билет и не взять с тебя наценку». 

У нас такое отношение до сих пор существует. В Европе давно нет пригласительных билетов. 

— Чей концерт вам бы очень хотелось провести? 

— Есть группа, которую мы очень хотели: AC/DC. Но, к сожалению, не получилось. 

И есть несколько артистов, это U2 и Пол Маккартни, с которыми мы провели такие концерты. Выступление Пола Маккартни на Красной площади — знаковое событие. После этого жизнь делится на две части. Причем, тогда, когда он был и в Москве, и на Дворцовой площади — это были самые большие сцены в мире. Было все самое-самое. 

А U2 в «Лужниках» — это что-то за гранью. Я две недели буквально прожил там. Представьте себе, когда мы открыли райдер, то увидели в списке 20 грузовиков по 18 метров — это было оборудование U2. Я подумал, как это поедет? Это даже представить себе сложно. Помимо этого, мы нанимали 8 кранов по 80 тонн, 18 подъемников. Работали 500 техников со стороны U2, и 1200 пришли с нашей стороны, то есть работал огромный завод. 

U2

Эти знаковые события — самые большие концерты, которые проводила наша компания. 

— Как вы думаете, что будет с музыкальной индустрией через 10-15 лет, когда легендарные группы больше не смогут выступать? Есть ли какие-то потенциальные музыканты, которые смогут занять эту нишу? 

— В этом на самом деле большая проблема. Если убрать этих 10-15 китов сцены, то будет сложно найти суперзвезд. Не знаю, может быть, что-то произойдет. Помимо этого, я еще хочу отметить: не станет двух площадок в России, «Олимпийского» уже нет, это 30-тысячная крытая намоленная площадка, туда с удовольствием ходили люди, все было очень здорово. 

Остались только дворцы спорта — десятитысячники. Миллионный гонорар в таком дворце отбить невозможно, потому что существует предел цены билета. Я ходил смотреть на тех людей, которые покупали билеты на Пола Маккартни. Один билет, самый супер-вип-золотой, стоил 100 тысяч. Таких было 50. Их раскупили все. И это были обычные люди, не олигархи. Но история с Маккартни — исключение, потому что он идол. 

На стадионы идут только на культовые концерты, и в этом большая проблема.

 

 

Интервью взял Сергей Полотовский на форуме Sold Out, который прошел в марте 2019

Задайте вопрос команде!
Принимаем ваши вопросы об ивентах и публикуем ответы от специалистов «Ивентологии»
Даю согласие на обработку персональных данных и принимаю условия политики конфиденциальности
Согласен на получение новостей и предложений по электронной почте
Рекомендуем посмотреть
Задайте вопрос команде!
Принимаем ваши вопросы об ивентах и публикуем ответы от специалистов «Ивентологии»
Даю согласие на обработку персональных данных и принимаю условия политики конфиденциальности
Согласен на получение новостей и предложений по электронной почте