Всё об организации
и продвижении событий

Интервью Неформат

Мария Чеснокова: «Нам не нужны люди, которые смотрят друг на друга как на мясо»

Фото: @vozmite.v.vogue

Поговорили с Марией Чесноковой, секс-блогеркой и организаторкой вечеринки чувственного опыта «Назло Маме» о том, как она с подругами придумала вечеринку необычного формата, аналогов которой нет в мире.

— В какой момент пришла идея организовать вечеринку, почему «Назло Маме»? 

— Вечеринка родилась из моих квартирников. Я в какой-то момент собрала близких секс-позитивных людей у себя дома, и это превратилось в очень маленький и уютный квартирничек, в котором все чувствовали себя гармонично, где не было пошлости и вульгарности, но при этом люди были собой. 

Они стали популярны, ко мне начали приходить другие знакомые и проситься на квартирники, в какой-то момент Даша Березовская, соорганизаторка вечеринок, сказала: «А давай мы сделаем вечеринку для всех?». И к нам присоединилась Алина Шикуть

Фото: Анна Шилова 

Невозможно позвать всех к себе домой, и мы решили сделать вечеринку. Мы все трое — блогеры, и у нас есть аудитория, которая хотела попасть на очень похожее мероприятие. 

Почему «Назло Маме»? Мы устали отвечать на этот вопрос. Потому что это прикольно. Так называют различные телеграм-каналы, и это очень сильно выстрелило, потому что нас узнают и по этому имени к нам приходят

Хотелось уйти от привычного названия секс-вечеринки, которая обычно идет со словом кинки. Сейчас очень много таких вечеринок, не хотелось повторяться, чтобы с кем-то путали, поэтому мы выбрали кардинально новое имя.

— По какому принципу ищется площадка для мероприятий? Каким должно быть пространство, чтобы удовлетворить все потребности? Площадка мечты — какая она? 

— Площадка для мероприятий ищется, исходя из контактов друзей, знакомых, подписчиков. Мы ездим и смотрим разные локации. Обычно это клубы, но с ними очень плохо в Москве, нет толковых, либо это лофты. Пространство обязательно должно быть многоярусным, лучше всего не с одним этажом, а двумя-тремя. Важно, чтобы были разные локации внутри, потому что наша фишка в том, что люди могут переходить из комнаты в комнату и получать там совершенно разный чувственный опыт. 

Фото: Михаил Мокрушин

Например, вот ты зашел и здесь пьешь чай и замедляешься, дальше у тебя танцпол с хорошим техно, потом ты поднимаешься в комнату и погружаешься в медитацию или наблюдаешь за тем, как порят людей. Это своеобразный диснейленд для взрослых.

С площадками все очень плохо, потому что они не заточены под наши запросы, и пока что в Москве буквально пара лофтов, которые нам более-менее нравятся. Нельзя назвать их идеальными, но они хотя бы на данном этапе удовлетворяют наши пожелания. 

Площадка мечты — это свой домик, в котором много разных помещений. Мне очень нравятся различные промзоны. Я бы хотела какой-нибудь заброшенный завод со старым оборудованием, чтобы это все можно было сделать под себя. 

Мне нравится промышленная история, которая переделывается на современный лад. Как, например, клуб Mutabor (в Москве).

Фото: Анна Залетаева

Мы очень любим берлинскую культуру, там пространства создаются, как мы это называем, дендрофекальной системой — из говна и палок 🙂 Но при этом они очень живые и настоящие. Поэтому мы в какой-то степени ориентируемся на берлинскую клубную культуру: Berghain, KitKatClub и подобные заведения. Нам нравится смешение стилей. 

— Как обеспечивается безопасность для всех: организаторов и пришедших (от слишком назойливых и не совсем адекватных)

— Мы не продаем билеты на входе, это строгое правило, которое соблюдается безукоснительно. У нас есть онлайн фейс-контроль, он довольно серьезный. Люди нам присылают не только ссылки на свои соцсети, они заполняют большую анкету из 10-15 вопросов, и по ответам мы понимаем, какой человек к нам хочет прийти, чего он хочет, какой у него запрос и можем ли мы его удовлетворить. Мы отказываем не только тем людям, которые не подходят нам, но и если понимаем, что у нас разные запросы. 

Человек может хотеть вечеринку с кучей секса, тогда мы точно ему откажем, потому что это не наш формат. Нам не нужны люди, которые смотрят друг на друга как на мясо. Мы не осуждаем, просто для нас это некомфортно и мы такое не приветствуем.

Фото: Михаил Мокрушин

Все мастера практик и те, кто работает в команде, проходят личное собеседование. Такой подход помогает создать очень безопасную атмосферу, и за всю историю вечеринок у нас не было ни одного кейса, чтобы кто-то подрался или проявил открытую агрессию. Дальше безопасность обеспечивается охраной, которая стоит на входе и защищает нас от внешнего мира. Охрана на вечеринке работает для защиты извне. 

У нас есть специально обученные люди, которые называются гритерс. Они помогают создавать атмосферу, встречают людей на входе, помогают влиться в тусовку, справиться со сложным психологическим состоянием, если человек потерялся или ему скучно. И также они следят за безопасностью внутри. 

Если какой-то парень навязчиво проявляет внимание к девушке, они могут подойти и спросить у нее: «Все в порядке, как ты себя чувствуешь?»

Одно из правил нашей вечеринки — всегда можно подойти к гритерс и попросить о помощи, обратиться с вопросом, сказать, что кто-то ведет себя некорректно. Если поступают жалобы на других гостей, они попадают в black-лист. 

Например, подходит девушка и говорит: «Вот этот человек не понимает слово «нет», я ему отказала, он продолжает настаивать». Тот, кто пристает, никогда больше не появится на вечеринке. Также отказ связан с гомофобией. Если человек позволяет себе вслух гомофобные высказывания или осуждение гей-комьюнити, это тоже однозначный бан. Мы не хотим дальше встречаться с такими людьми. Безопасность у нас многоэтапная. 

Фото: Анна Шилова

— Как ищете подрядчиков (тех, кто оказывает разные услуги на вечеринке для посетителей)?

— Я отвечаю за гритерс и наполнение мастеров. Алина Шикуть — за дизайн, за то, чтобы было красиво, за монтаж и демонтаж. Даша Березовская как раз занимается тем, что общается с подрядчиками, находит охрану, уборщиков, находит музыку, бар, общается с диджеями.

Как я могу судить, в основном все идет по дружеским коммуникациям. Например, мы нашли классного человека, который нам привозит музыку, и у него спрашиваем: «Слушай, а может ты знаешь того, кто хорошо организует бар?». Он говорит: «Да, я знаю, вот держи». Это круговая порука, в основном все свои, друзья друзей. 

Нам очень комфортно в таком формате, потому что он позволяет обезопасить вечеринку и сделать ее более камерной и уютной. У нас нет левых людей, которые приходят с обалдевшими глазами и думают: «Господи, а что здесь вообще происходит!».

— Сколько зон для взаимодействия на вечеринке? 

— Здесь нет четкого ответа, потому что на каждой вечеринке число разнится. На одной может быть одно количество зон, на другой — другое. Есть какие-то постоянные практики, которые можно назвать константой. Всегда есть танцпол с хорошим техно, бар, чайная, зона порки и зона шибари. Все остальное меняется, и мы не раскрываем, что конкретно будет, до вечеринки. 

Фото: Михаил Мокрушин

Может быть, будут гвозди, или не будут, может быть, будет латексная кровать, или не будет. Или будет какая-то интересная новая практика, которой никогда не было. Нам нравится формировать у людей новые нейронный связи, потому что когда они пробуют что-то новое, их мозг перезагружается: «Ого, а я еще это могу ощутить, а я еще это не пробовал»

Мы всегда стараемся не застаиваться на одном месте. Нам нравится все время развиваться и идти дальше. Конечно, было бы гораздо проще сделать, условно, одну вечеринку, которая будет повторяться каждый месяц с совершенно одинаковым наполнением. Так намного проще по логистике и менеджменту, но это скучно. 

У людей в какой-то момент наступает пресыщение. Ты каждый раз приходишь на одну и ту же вечеринку и там ничего не меняется. В чем тогда фишка? В людях, которые приходят? Да, возможно. Но почему тогда именно к нам? Ведь людей можно встретить и в другом месте. Поэтому мы выбрали историю про постоянную смену площадки, разное наполнение и меняющийся контент. 

Фото: Михаил Мокрушин

— Как продвигаете вечеринку, в каких сетях наибольший отклик (или не продвигаете в сетях), понятно, что из-за специфики невозможно выходить на большую аудиторию, какая площадка заходит больше всего? Пользуетесь ли вы услугами smm-щиков или продвигаете все сами?

— Мы никак не продвигаем вечеринку, потому что она построена на личном бренде. У каждой из нас есть своя аудитория в Инстаграме и Телеграме. Еще у нас есть один телеграм-канал вечеринки, где выходят все новости и афиши. Вся аудитория приходит оттуда. 

Такой подход позволяет брать своих, потому что на вечеринку приходят те люди, которые читают нас. Это очень умная и адекватная аудитория. У нее есть базовое понимание о секс-просвете, эти люди знают, чего хотят получить. Они поддерживают наши ценности и принципы, понимают, зачем им такая вечеринка. Мы не ориентированы на холодные продажи, когда: «О, приходите к нам, мы вам что-то дадим!»

Единственное продвижение, которое у нас есть, это реклама в наших же блогах. Иногда мы просим друзей, тоже блогеров, поддержать и рассказать о нас в соцсетях. Когда хочется добрать людей до определенной цифры, тогда просим о рекламе в секс-позитивных телеграм-каналах или у других секс-блогеров. 

На постоянной основе нет никакого продвижения и мы не пользуемся услугами smm-щиков. Единственное продвижение — это реклама личных блогов. 

— Как прошла ваша последняя вечеринка?

— Она прошла чудесно, потому что у нас был огромный перерыв. Мы сделали последнюю вечеринку в январе, потом девочки уехали на Бали, и три месяца мы ничего не проводили, потом пандемия, все понеслось. И вечеринок не было до августа. Люди очень заждались, мы все были очень рады видеть друг друга. 

Фото: Михаил Мокрушин

Было очень душевно, атмосферно: у нас была огромная летняя веранда с пати-басом, с очень детскими развлечениями с батутом и другими активностями, но с другой стороны, это было про живые и настоящие эмоции. Нам не нравится делать акцент только на секс-практиках, мы с удовольствием наполняем вечеринку разными классными физическими, эмоциональными и телесными активностями. И это имеет отличный отклик. 

Судя по отзывам, все было хорошо. Я не могу оценить со своей стороны, потому что очень тревожусь, у меня режим организатора всегда включен, поэтому очень сложно расслабиться и самой тусить на своей вечеринке. 

— Чем вы отличаетесь от других вечеринок подобной тематики или подобного рода вечеринок нет?

— Объективно, других подобных вечеринок именно один в один, как «Назло Маме», нет. Мы анализируем рынок и видим, что у нас единственный в своем роде продукт. Есть другие секс-вечеринки, но они именно секс-вечеринки. 

А мы позиционируем себя как вечеринка чувственного опыта, у нас есть зона для секса, но она не является главной. Кому нужно, тот ее использует, но у нас нет вектора на то, чтобы заставить всех заниматься сексом, или делать на этом акцент. Мы, наоборот, говорим: «Ребят, вы получите больше, если не займетесь сексом». Потому что нам кажется, что когда люди воздерживаются от секса, но при этом используют другие способы возбуждения и изучения своей сексуальности, изучают прелюдию, тонкие настроечки между партнерами — это куда интереснее, чем обычный классический пенитративный секс а-ля тык-тык. 

Фото: Михаил Мокрушин

Мы просто очень сильно другие. Есть секс-вечеринки, которые тоже предоставляют практики, но там все-таки сделан упор именно на секс. В основном все очень сильно сексуализировано. 

На мой взгляд, мы больше подходим а) для новичков, кто в целом изучает свою сексуальность и хочет понять, что ему нравится-не нравится, б) для тех, кто, наоборот, уже очень тонко чувствует и устал просто заниматься сексом, ему это неинтересно, а хочется прокачать свою сексуальность и в) для тех, кто хочет получить кардинально новый опыт, попасть в большую секс-позитивную тусовку и найти людей, которые будут его окружать. 

Ни одна вечеринка в Москве и мире тоже, а я была на вечеринках в разных городах, не дает столько наполнения в одном месте. Кроме как на площадку, мы тратим огромные деньги именно на наполнение, на то, чтобы сделать дизайн площадки, поставить различные практики и сделать очень много разных активностей. 

Часто организаторы вечеринок так не заморачиваются. Они привозят диджея, делают несколько зонирований и все. Мы же обучаем гритерс, набираем огромную команду, координируем ее. 

Фото: Михаил Мокрушин

Мы начинали вечеринки со 100 человек (вместе с командой), сейчас мы проводим на 600 человек (тоже вместе с командой), всего прошло 6 вечеринок, первая — в апреле 2019. Сейчас у нас команда порядка ста человек. Это люди, которые работают с нами, обеспечивают безопасность. Поэтому я не знаю других вечеринок такого же плана, которые были бы сделаны именно так же. Возможно, они есть, но я не встречала. 

— Какими станут ваши вечеринки, когда история с пандемией закономерно закончится? Как-то изменятся? 

— Если честно, не знаю. Я не уверена, что пандемия закончится. Этот мир уже остался с нами. Он не изменится, нужно привыкать жить в нем и следовать этим правилам. Вечеринка просто будет меняться, исходя из того, что происходит в мире и транслирует общество, какие у него запросы. 

Мы, конечно, хотим развиваться. У нас много идей, в планах делать вечеринки разных форматов, проводить фестивали, организовать франшизу — в общем, много-много всего. Что из этого получится, я не знаю, потому что в голове может быть одно, но силы ограничены, поэтому посмотрим.

 

Татьяна Лебедева

Задайте вопрос команде!
Принимаем ваши вопросы об ивентах и публикуем ответы от специалистов «Ивентологии»
Согласен на получение новостей и предложений по электронной почте
Рекомендуем посмотреть
Задайте вопрос команде!
Принимаем ваши вопросы об ивентах и публикуем ответы от специалистов «Ивентологии»
Согласен на получение новостей и предложений по электронной почте